Интервью министра международных и внешнеэкономических связей Свердловской области «Областной газете». 30 января 2010 года

Не повышая голос, повышают результат

– Александр Владимирович, за время вашей работы в министерстве изменились ли основное направление его деятельности, стратегия, формы работы?
– Определённые изменения есть. Если раньше мы делали акцент на развитии наших международных контактов, то есть, установлении связей с нашими официальными партнёрами в Европе и в Азии, то сейчас акцент сместился на внешнеэкономическую деятельность, поддержку наших местных товаропроизводителей. Одна из задач сегодня — создание совместных предприятий, следовательно, новых рабочих мест. Важно наладить производства наукоёмкой техники, оборудования на наших предприятиях. Без помощи зарубежных партнёров, с которыми мы в своё время установили контакты, сделать это довольно трудно. Возьмём, например, Германию. С землёй Баден-Вюртемберг, нашим основным партнёром в этой стране, хорошие деловые связи существуют уже почти двадцать лет, создана смешанная рабочая группа по развитию нашего торгово-экономического сотрудничества.

Благодаря этому, мы работали и продолжаем работать в разных сферах. Конечно, за последние два десятка лет у Свердловской области появились деловые партнеры не только в Германии. Франция, Финляндия, Чехия. Италия, Китай – это далеко не весь список стран, с которыми у нас есть реальные проекты. Сейчас, например, мы начинаем тесно сотрудничать с ассоциацией производственных технологий Великобритании, ведём переговоры со станкостроительной компанией «Хеллер Групп». Проявляет к нам интерес и компания «R.E.G.-AG», производящая метало- и деревообрабатывающие станки. Да и направления сотрудничества самые разные: машиностроение, энергетика, логистика, деревообработка, ЖКХ и строительство. Есть интересные проекты в сфере энергосбережения с Нидерландами.

Стараемся в это сложное время облегчить жизнь нашим предприятиям, участвующих в экспортно—импортных операциях, работаем с уральским таможенным управлением. Во второй половине прошлого года мы вели переговоры о снижении таможенных пошлин на экспорт необработанной древесины, готовятся материалы для внесения изменений в таможенные пошлины на некоторые виды химической промышленности.

Мы на треть сократили количество выездных мероприятий, поскольку они довольно затратны для бюджета Свердловской области, не всегда эффективны, но увеличили на 50 процентов число въездных.

– В начале прошлого лета вы говорили, что кризис стимулирует бизнес к внешнеэкономической деятельности. Эта тенденция сохраняется?
– Тенденции разные. Поясню. В последнее время заметно увеличилось количество визитов в нашу область представителей европейских стран: каждый пытается что-то продать. Но иностранцы уже понимают, что рынок рынком, а на первое место сегодня губернатором и правительством области ставится всё-таки задача создания у нас производств.

Возьмём, скажем, итоги визитов, которые мы в последнее время организовали в Таджикистан и Туркменистан. С таджикской стороной мы ведем переговоры по вопросам создания в республике совместного сборочного производства ЗИЛов, и мы прекрасно понимаем, что функция по реализации продукции, которая будет там производиться из уральских комплектующих, ляжет на плечи таджикской стороны. Но Таджикистан, как и мы, заинтересован в создании на своей территории рабочих мест, рынок этого государства действительно большой, есть и возможность выйти на соседние страны, в том числе Афганистан. Это будет и наш выход, потому что это будут комплектующие, сделанные на уральских предприятиях. Чем большую нишу мы захватим, тем лучше будет для наших производителей. Что касается Туркменистана, то ряд предприятий области сейчас участвует в нескольких тендерах на поставку туда своей продукции. Некоторые делают это очень активно, другие же, наоборот, сидят и ждут манну небесную – государственных заказов, вдруг государство само придёт и поможет!

– В стране взят курс на модернизацию. Как это понятие можно применить к вашему министерству?
– Модернизация, возможно, актуальное нынче понятие, но я бы не сказал, что оно новое для нашего министерства. Мы прекрасно осознаём, что валовой региональный продукт Свердловской области более чем на 50 процентов состоит из металлургии. Я за то, чтобы процветала металлургия, но мы почему-то забываем, что Свердловская область была раньше и крупным производителем машиностроительного оборудования.

В советские времена мы поставляли станки на экспорт. Сегодня предприятия предпочитают покупать немецкие, японские, итальянские, чешские. Начиная с 2007 года в списке стран, поставляющих нам машиностроительную продукцию, стал фигурировать Китай. Причем, из КНР сейчас завозим больше машиностроительной продукции, чем в своё время туда поставляли. Проанализировав эти результаты, мы пришли к мнению, что нам необходимо вести с нашими зарубежными партнёрами переговоры по поводу создания здесь сборочных производств или совместных предприятий, которые производили бы и станочное оборудование, и машиностроительную продукцию. Эту работу мы стали вести планомерно и целенаправленно. Год назад мы установили контакты с потенциальными партнёрами: компаниями из Германии, Италии, Франции, Китая. Конечно, для проработки многих вопросов требуется определённое время. И наши переговоры с возможными партнерами находятся на разной стадии. Но результаты есть. Приведу пример с компанией «Хеллер». Когда мы получили бизнес-план компании, где был расписан примерный алгоритм действий по нашим предложениям, то получалось, что «Хеллер» откроет здесь своё производство не раньше 2018 года. Постепенно после многоступенчатых переговоров, корректировки планов появилась большая надежда, что этот срок мы сократим значительно и сможем организовать совместное производство уже в ближайшей перспективе. То же самое касается и других фирм. Вот так каждый сотрудник министерства сегодня ведёт работу с конкретным предприятием.

Мы очень внимательно планируем выезды наших производителей за рубеж, а так же ставим задачу по увеличению количества делегаций, которые посетили бы Свердловскую область, чтобы наши предприятия без больших затрат могли установить контакт с потенциальными зарубежными партнёрами.

Есть ещё один плюс от визитов зарубежных делегаций, который никаким образом пока не учитывается – это поступление косвенных налогов в бюджет Свердловской области.

Это когда иностранцы приезжают к нам, селятся в наши гостиницы, пользуются нашим транспортом, используют наших переводчиков, наши рестораны и тому подобное.

– Пустячок, а приятно?

– Если будет много таких пустячков, то и экономика будет продвигаться. Одна из делегаций, которая в апреле прошлого года посетила область, потратила на своё пребывание более восьми миллионов рублей. Многие выставочные центры в Европе работают бесплатно, а прибыль получают за счёт косвенных налогов — это мировой опыт.

Есть и новые формы работы, которые в 2008-2010 годах мы начали осваивать. Например, вводим практику посещения Свердловской области группами послов иностранных государств. Первыми у нас побывали послы, представляющие Лигу арабских государств, которые аккредитованы в Москве. Мы познакомили их с экономическим потенциалом области. В феврале ожидаем послов, которые представляют в Москве страны африканского континента, мы готовы поставлять в их государства наше машиностроительное оборудование, автомобили, медицинскую технику, наши лекарства. Следующий визит — представителей посольств государств Латинской Америки — выехать туда довольно проблематично, но торговать с Латинской Америкой мы должны, и должны поставлять туда свою продукцию, тем более, что раньше многие страны были её потребителями. Совсем недавно мы организовали пресс-тур иностранных журналистов, аккредитованных МИД РФ, к нам в область – приезжали представители ФРГ, Турции, Франции. Проводим круглые столы с участием дипкорпусса, работающего в Екатеринбурге, в муниципальных образованиях на предмет их инвестиционной привлекательности.

– В связи с теми переменами, о которых вы говорите, будет ли меняться что-то в организации работы министерства?
– Девизом нашего министерства может считаться слоган — «Мы не должны находиться в процессе, мы должны работать на результат». Что до реального воплощения этого девиза, то мы сейчас вырабатываем такую матрицу, предполагающую совсем иной подход к организации работы. Не знаю, как вы это опишете, но вот смотрите, как это выглядит на компьютере. Это — по горизонтали — десять направлений, озвученных губернатором на съезде промышленников и предпринимателей. Здесь, по вертикали, — все страны, с которыми мы сотрудничаем. На пересечении открывается окошко, в котором видно, сколько проектов мы ведём с той или иной страной по тому или иному направлению Кликом на это окошко открывается сам этот проект и конкретные исполнители, сотрудники министерства. Всё и все как на ладони. Это такой наш очень удобный и совсем новый инструмент.

– Отличная вещь! Узнают про ваше ноу-хау в других министерствах — тоже захотят такое. А вот у вас там, Александр Владимирович, рядом с компьютером – книга, грамматика французского языка — вы не перестаёте шлифовать знание языков?
– Языковой уровень надо поддерживать постоянно. Иногда я пытаюсь выкроить время, в том числе и часть отпуска посвящаю этой шлифовке.

– А другие языки изучить желания не возникало? Китайский, скажем.
– Желание огромное, времени нет. Рабочий день у меня начинается задолго до регламентированного времени: утром проверяю электронную почту, составляю планы. Вечером так же. В спортзале, куда я хожу, чтобы поддерживать себя в форме, тренировка начинается в 9 вечера, может это и не очень правильно с точки зрения медицины, но раньше не получается. Количество мероприятий, которые мы проводим, из года в год увеличивается, а количество часов в сутках — увы, нет.

– У вас, в силу должности, много знакомых за рубежом, вы не понаслышке знаете, как живут и работают политики и бизнесмены во многих странах, ощущаете ли вы себя, так сказать, человеком мира?
– Скорей, наоборот. Когда выезжаешь за рубеж, крайне обостряется чувство, что ты представляешь Российскую Федерацию. Может быть, это как раз издержки работы. Когда произошла война с Грузией, я находился во Франции, учил язык. Казалось бы, отдыхай, расслабься. Но приходилось вступать в споры, защищать позицию России.

– А военным вы себя ощущаете?
– Военным – ощущаю. Я вообще очень благодарен своей военной судьбе. Я служил и в песках, и в горах, и на флоте, армия меня многому научила, многое дала, в том числе – какой-то жизненный стержень. Перипетии военной жизни учили меня отличать, что в этом мире – истинное и настоящее, а что – нет. В роду у нас все служили, отношение к армии в семье очень позитивное. Я настоял даже на том, чтобы мой племянник, который окончил институт, пошёл в армию. Может, сейчас он считает, что я был не прав, но, думаю, что через год, два, три изменит своё мнение.

– Иногда случается, что учреждения, которыми руководят бывшие военные, напоминают казарму.
– Думаю, это не про нас. Несмотря на то, что училище я закончил командное, у нас был шик такой — либерализм. Преподаватели приходили на занятия и говорили — «Добрый день». А в других — «Встать! Смирно!». Мы здесь люди гражданские, но мы на государственной службе, это дисциплинирует.

– Дипломатический этикет и протокол — вещи святые на мероприятиях, организованных вашим ведомством, придерживаются ли того же при общении между собой сотрудники министерства?
– Мы пытаемся сделать так, чтобы уважение друг к другу присутствовало всегда, а не только на протокольных мероприятиях. У нас не принято повышать голос и ругаться. Хотя, конечно, бывают всякие ситуации, иногда с трудом удаётся держать себя в руках. Работа, связанная с представлением страны и Свердловской области на международном уровне, влияет и на отношения внутри коллектива, и на дресс-код, и на грамотность и чёткость оформления документов — мы во всём стараемся быть на высоте.